evgeniy_zarinsh (evgeniy_zarinsh) wrote,
evgeniy_zarinsh
evgeniy_zarinsh

Categories:

Небольшой экскурс в историю Астраханского края

10 марта 1919 года в Астрахани произошло восстание рабочих, перешедшее в вооруженные столкновения, в ходе которых было расстреляно около 4 тысяч человек. Впоследствии события получили название «контрреволюционный мятеж».

Мартовский мятеж стал своеобразным апофеозом двухлетней борьбы по установлению в городе советский власти. Постоянные стачки и забастовки то и дело сотрясали Астрахань. Для исправления ситуации в город был направлен Сергей Миронович Киров с большой военной экспедицией. На должность председателя Реввоенсовета Каспийско-Кавказского фронта назначили Константина Механошина, начальником особого отдела фронта стал Георгий Атарбекян (Атарбеков), замом Кирова назначен Юрий Бутягин. 16 января 1919 года Киров получает телеграмму от Якова Свердлова: «Ввиду изменившихся условий предлагаем остаться в Астрахани, организовать оборону города и края». 25 февраля создается Временный Военно–Революционный Комитет под председательством Кирова. Ревком сочетал высшую военную и гражданскую власть. Было опубликовано обращение ВРК «Ко всем рабочим и трудящимся Астраханского края», призывающее напрячь все силы для борьбы с хозяйственной разрухой, эпидемией тифа, продовольственным кризисом.

Продовольственный кризис был одним из наиболее трудных и жизненно важных вопросов для Астрахани 1919 года. 27 февраля Ревком издает приказ: «Ввиду крайне ограниченных запасов муки в Астрахани и увеличения отправки хлеба в армию...провести немедленно в жизнь сокращение хлебного пайка до основной нормы, то есть первой категории выдавать по одному фунту (453 грамма), второй категории ½ фунта и третьей категории ¼ фунта. Далее последовало еще 10 приказов которые отнимали хлеб, жилище, право на демонстрации, митинги и т.д. Естественно подобные действия вызвали протест и пролетариат решил предъявить свои ультимативные требования новой власти. На объединенном собрании Совета профсоюзов и фабрично–заводских комитетов рабочие, возмущенные запретом свободной торговли, многомесячными задержками заработной платы предупредили о забастовке, которую назначили на 10 марта. В ответ последовал указ РВС — Астрахань объявлена на осадном положении. Комендантам городских районов предоставлялось самостоятельно устанавливать время и порядок свободного перемещения по улицам, объявлять трудовую повинность, предавать полевому суду лиц, приносящих вред делу революции и т.д. 10 марта в районе Эллинга собирается десятитысячный митинг, в котором принимают участие рабочие судостроительных заводов «Норен», братьев Нобель, «Кама» и др. Вот как эти события описаны в книге «Красный террор»: «...митинг мирно обсуждавших свое тяжелое материальное положение рабочих был оцеплен пулеметчиками, матросами и гранатчиками. После отказа разойтись был дан залп из винтовок...затрещали пулеметы, направленные вплотную на участников митинга, начали рваться ручные гранаты...».

На подавление восстания были направлены Железный и Мусульманский полки, артиллерия и корабли Астрахано–Каспийской флотилии. Мятежники захватили бросились на Эллинг и к Татар–Базару. Захватили пожарную каланчу, на которую были установлены пулеметы.


Сохранились воспоминания военного моряка Воронова, принимавшего участие в подавлении восстания. «Белогвардейцы забрались на колокольню церкви Иоана Златоуста и пулеметным огнем преградили путь нашему отряду...пошли в ход гранаты. Вскоре на помощь нам прибыл броневик, но он застрял в непролазной грязи...». По приказу Кирова с миноносца «Москвитянин» колокольня была разрушена. Также был разрушен дом купца Розенблюма, где находился штаб мятежников, которых по приказу того же Кирова расстреливали на месте.



11 марта рабочие стали отступать за реку Царев, но путь им отрезали. Реввоенсовет издает приказ: «Запретить фабрично-заводским комитетам какие бы то ни было денежные выдачи рабочим, впредь до особого на то постановления». Желающие есть должны явиться к заводам и встать немедленно на работу. Так же запрещалось отправление из Астрахани пассажирских поездов. Коменданту станции предписывалось принять меры «чтобы ни один из белогвардейских агентов не проскользнул из города с товарным поездом, дабы избежать заслуженной расправы». Краевому Военному комиссариату «немедленно принять самые решительные меры против спекулянтов на Цареве и в других местах, для того, чтобы ни один шкурник не мог обойти установленной продовольственной системы». Сопротивление рабочих было подавлено, 12 марта начались жестокие расправы. Часть рабочих была взята в плен и размещена по шести комендатурам по баржам и пароходам. Председатель Революционного военного совета Республики Троцкий дал телеграмму: «Расправиться беспощадно». Участь пленных была решена. Людей расстреливали в подвалах чрезвычайных комендатур и просто во дворах. С пароходов и барж пленных бросали в Волгу. Некоторым предварительно завязывали руки и ноги или привязывали камень на шею. Один из рабочих, оставшийся в живых рассказывал, что в одну ночь с парохода «Гоголь было сброшено около 180 человек. А в городе было так много расстрелянных, что их едва успевали свозить ночами на кладбище, где они грудами сваливались под видом «тифозных».

«Чрезвычайный комендант Чугунов издал распоряжение, которым под угрозой расстрела воспрещалось растаскивание трупов по дороге к кладбищу. Почти каждое утро астраханцы находили среди улиц полураздетых, залитых кровью, застреленных рабочих. И от трупа к трупу, при свете брезжившего утра, живые растаскивали дорогих мертвецов», - описывает события книга «Красный террор». В тот же день новая власть заговорила о победе. В своем приказе Киров писал: «Вдохновленные золотом английских империалистов организаторы мятежа надеялись захватом Астрахани запереть Советскую Волгу. Но тяжелая рука революции беспощадно разбила все их планы. Красная армия, Красный флот и революционные рабочие Астрахани дружным ударом разбили в прах контрреволюционные банды и Рабоче-крестьянская власть приобрела новые силы для борьбы за святой идеал, за социализм». Всем рабочим предписывалось явиться на работу «неявившиеся для регистрации на работу, немедленно лишаются своих продовольственных категорий и обращаются на общественные работы, как-то: по уборке города, устройству канализации, вывозу нечистот и проч». Наблюдение за порядком в городе оставалось в руках Совета обороны «на продолжающиеся выстрелы из домов нужно отвечать уничтожением домов».

13-14 марта расстрелы продолжились, теперь расправляться стали не только с мятежными рабочими, но и с буржуазией, причем по довольно простой схеме: брали каждого домовладельца, рыбопромышленника, владельца мелкой торговли и расстреливали.

К 15 марта сложно было найти дом, где бы не оплакивали отца, мужа, брата.

К концу апреля количество расстрелянных по приговорам военно–полевых судов превысило 4 тысячи человек. Репрессии при этом не стихали.

Со стороны революционных сил официально погибло всего 33 человека. Их торжественно похоронили в братской могиле в Морском скверике.

После опубликования приказа извещавшего о подавлении контрреволюционного мятежа, осадное положение в городе было снято.

Tags: Астраханская область, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments